• English
  • Русский

"Deep Dive" - published in the magazine "Around the World"(rus, 2015)

Открытое море. Темно, холодно. 100 метров до поверхности и до глотка воздуха. Фридайверы Наталья и Алексей Молчановы рассказали «Вокруг света», как и зачем они уходят в бездну.

Статья Анастасии Тупиковой.

Она погружается на 101 метр в ластах с задержкой дыхания, он — на 128. Она начала нырять в 40 лет, он — в 16. Мать и сын, многократные чемпионы мира по фридайвингу.

ГЕРОИ

Наталья и Алексей Молчановы

Мать

Президент Федерации фридайвинга России; кандидат педагогических наук, доцент кафедры теории и методики прикладных видов спорта и экстремальной деятельности РГУФКСМиТ.

Родилась 8 мая 1962 года в Уфе. Фридайвингом начала заниматься в 2002 году.

Рекорды мира: 40

Европы: 45

России: 49

Всего медалей на чемпионатах мира: золотых — 23, серебряных — 1

Максимальная глубина погружения в дисциплине «Постоянный вес»: 101 метр (мировой рекорд среди женщин, установлен 25 сентября 2009 года).

Сын

Вице-президент и ведущий инструктор Федерации фридайвинга России.

Родился 6 марта 1987 года в Волгограде. Фридайвингом начал заниматься в 2003 году.

Рекорды мира: 4

Европы: 6

России: 47

Всего медалей на чемпионатах мира: золотых — 2, серебряных — 5, бронзовых — 3

Максимальная глубина погружения в дисциплине «Постоянный вес»: 128 метров в ластах (мировой рекорд, установлен 19 сентября 2013 года).

ДЕЛО ПРИВЫЧКИ: ОДИНОЧЕСТВО И ЕДИНЕНИЕ

Альпинист Райнхольд Месснер сказал, что с природой нужно быть честным, и первым взошел на Эверест без использования кислородных баллонов. Фридайвинг — это про честное отношение к природе?

Наталья: Конечно. Соревнования проходят в восьми дисциплинах: где-то можно использовать моноласту, где-то — держаться руками за страховочный трос (служит ориентиром под водой; иногда фридайвер прикрепляется к нему карабином. — Прим. «Вокруг света»). Но самая честная в этом плане дисциплина — «Постоянный вес», когда фридайвер погружается и поднимается, не касаясь руками троса, либо в ластах, либо без них. Тогда есть полная свобода.

Алексей: В 1976 году француз Жак Майоль нырнул на 100 метров со слэдом (устройство, предназначенное для спуска и подъема фридайвера. — Прим. «Вокруг света»), это была фантастика. Сейчас, когда известно, что человек может погружаться на такие глубины, полагаясь только на собственные силы, слэд используется при попытках установления рекорда. На соревнованиях пловец самостоятельно спускается и поднимается.

Вы без кислорода, совершенно одни, на глубине, в темноте, в чуждом мире. Случись что, помощи ждать неоткуда. Мурашки по коже...

Н.: Дело привычки. Страшно было только в первый раз в Геленджике в конце 90-х. В то время американка Таня Стритер установила рекорд, погрузившись на 75 метров. Я опустилась на 25. Темно и холодно, ужасное чувство! Потом нырнула на Красном море. Вода была прозрачная, вокруг много света. Увидела невероятную красоту и ощутила спокойствие. С легкостью погрузилась на 38 метров и поняла, что хочу вернуться в этот другой мир. Во время погружения и подъема в дисциплине «Постоянный вес» фридайвер не имеет права касаться руками страховочного троса.

Во время погружения успеваете рассмотреть что-то вокруг?

Н.: На соревнованиях мы стараемся ни о чем не думать, чтобы полностью расслабиться и получить удовольствие от скольжения вниз и вверх. Когда ныряем просто так, видим красоту подводного мира и его обитателей. Некоторые из них не очень дружелюбны…

А.: Акулы реагируют на блестящее. Человек в неопреновом костюме их не привлекает, проплывают мимо. Другие рыбы любопытные: если не тянуть к ним руки, стремясь потрогать, они подплывут ближе. В такие моменты перестаешь быть гостем в подводном мире...

Н.: В этом прелесть погружения без акваланга. Внизу мы одиноки, но это одиночество не пугает, оно со временем перерастает в единение с глубиной.

ЗАДЕРЖКА ДЫХАНИЯ: ПРОДЛИТЬ МОЛОДОСТЬ

Вы погружаетесь на глубину более 100 метров. Как при такой нагрузке ведет себя организм?

Н.: Приспосабливается. Когда человек находится под водой, пульс снижается в два раза. Происходит перераспределение кровообращения — с периферии к центральным органам. Все это положительно сказывается на здоровье: сосуды становятся более эластичными. Можно сказать, что фридайвинг продлевает молодость. Но только если все делать грамотно, без фанатизма.

А.: В 2012 году австриец Герберт Ницш нырял со слэдом на 253 метра. Его предыдущий рекорд — 214 метров. Ницш переоценил свои возможности, и во время погружения у него получился азотный наркоз. При нормальном атмосферном давлении азот — инертный газ, не участвующий в обменных процессах в организме. Однако во время ныряния при увеличении гидростатического давления повышается давление азота. На определенных глубинах возникает перенасыщение. Газ действует на организм как наркоз. Ницш потерял сознание. Когда он дошел до необходимой глубины, но не нажал на слэде кнопку, сигнализирующую, что фридайвер в сознании, аппарат аварийно поднял Ницша вверх. Последние десять метров нужно всплывать медленно, чтобы в организме не произошло закипания азота. Слэд поднялся на высокой скорости, и Ницш получил серьезное декомпрессионное заболевание.

Как задержка дыхания сказывается на работе мозга?

Н.: Есть мнение, что умеренная гипоксия даже полезна для здоровья. Однако с этим состоянием шутить не стоит. Одна из главных опасностей гипоксии — эйфория, которую недостаток кислорода вызывает у человека. Фридайвер находится на глубине. Вокруг тишина, свобода движений, как при отсутствии гравитации: возникает ощущение, что ты растворился в пространстве. В таких условиях трудно сохранить контроль и вспомнить, что тебе нужно всплывать.

А.: Самое главное — это психологическое спокойствие. Стоит думать о том, что при задержке дыхания кислород продолжает поступать в мозг и в другие органы, сердце бьется. Набранного воздуха в легких достаточно на четыре минуты, необходимые для погружения на глубину в сто с лишним метров. Мы много тренируемся, чтобы вдыхать его больше. Для этого выполняем упражнения на развитие подвижности грудной клетки и увеличения ее объема.

ПОДАРОК ГЛУБИНЫ: ПОЛНОЕ СПОКОЙСТВИЕ

Вы не раз погружались вдвоем. Наталья, неужели вы как мать не нервничаете, когда сын уходит в бездну?

Н.: Однажды я не на шутку испугалась. В 2010 году мы ныряли в Дахабе в Голубой Дыре (подводная вертикальная пещера, которая входит в десятку самых опасных мест для погружений. — Прим. «Вокруг света»). Сын спускался на 95 метров, а я его страховала. Опустили трос. Сын не хотел прикрепляться карабином к тросу — мы больше любим нырять, когда движения не скованы. Алеша погрузился. Я пошла за ним через полторы минуты. На 60 метрах вижу, что трос дальше не размотался. Сын этого не заметил и ушел дальше. Тогда мое состояние было близко к паническому: я хочу последовать за ним, но не могу, так как должна страховать на подъеме. Не понимая, как поступить, я 50 секунд провисела на месте. Вскоре сын, к счастью, появился. После этого я сказала, что на глубину свыше 50 метров, не прицепившись к тросу карабином, мы больше не ныряем.

А.: Через пару дней я погружался на 112 метров уже с карабином. Но всплывал без него, потому что он зацепился за страховочный трос — пришлось отстегнуться. Непонятно, как себя обезопасить полностью, разве что сохранять спокойствие. Глубина этому учит.

Чему еще она вас научила?

Н.: Терпимости к людям и событиям вокруг. Происходит переоценка ценностей. Стремление заработать, обладать чем-либо отходят на второй план. Вынырнув и сделав вдох, мы понимаем, что жизнь дорога сама по себе.

А рекорды? Это тоже желание обладать, в данном случае — титулом…

Н.: Рекорды — бонус к любимому делу. В спорте я очень скоро приду к финишу: у меня на счету 40 мировых рекордов. Думаю, через год-два закончу. Продолжу научную деятельность, но нырять не перестану, потому что делаю это в свое удовольствие.

А.: А мне еще есть куда расти. Я горжусь успехами мамы. Она лучшая среди женщин, я хорошо выступаю среди мужчин. Но, уверен, мои главные достижения впереди.

Прыжок в бездну

При погружении фридайвер должен следовать определенным правилам. Наталью Молчанову этому не учили, и она разработала свою методику ныряния, которая стала популярна во всем мире

Научный взгляд

С возрастом состояние кровеносных сосудов головного мозга ухудшается: нарушается их эластичность (а это риск инсульта), уменьшается площадь сечения, слабеет кровоснабжение клеток (риск склероза сосудов с последующим старческим слабоумием). В этом смысле фридайвинг полезен для здоровья: во время задержки дыхания в крови растет напряжение углекислого газа (гиперкапния) и одновременно с этим падает давление кислорода (гипоксия). Сосуды головного мозга расширяются, чтобы обеспечить поступление в ткани постоянного количества кислорода. После завершения задержки дыхания тонус сосудов возвращается в прежнее состояние — настоящая гимнастика! Если упражнения по задержке дыхания не чрезмерны, то они могут принести большую пользу — в спортивной медицине, например, гиперкапнические упражнения применяются для повышения физической выносливости.

Оригинал статьи на сайте издания

 

"Deep Dive" - published in the magazine "Around the World"(rus, 2015)
Copyright © 20011-2018. Alexey Molchanov.
Design by ras_Kelt, development by lotto.bra@gmail.com(FreezZ).