• English
  • Русский

«Новичок может потерять сознание, даже если в его организме ещё 80% кислорода» — интервью порталу The Challenger

Translation Note: The Russian version of this content is being displayed because the English translation is unavailable.

Интервью на портале The Challenger

Мы попросили Алексея Молчанова, многократного чемпиона, рекордсмена мира по фридайвингу, опытного инструктора, президента Российской федерации фридайвинга, рассказать, какие упражнения нужно делать на суше, чтобы стать профи в воде, как научиться подолгу задерживать дыхание и почему фридайвинг — спорт для ленивых.

Почему дайвинг — это не только спорт и соревнования

— Лет в 11 передо мной встал выбор — продолжить плавать или играть на скрипке. Так как я плавал с трёх лет — плавал часто, много, участвовал в соревнованиях — и мне это дело нравилось, я выбрал спорт. А чуть позже естественным образом переключился на фридайвинг — всё-таки им занималась мама (Наталья Молчанова, чемпионка мира по фридайвингу, обладательница более 40 мировых рекордов. — Прим. ред.).

В детстве меня часто брали с собой на Чёрное море. Там мы ныряли на задержке дыхания — собирали ракушки, мидии, рапанов. Ныряли до 10—15 метров в глубину. А потом, когда в конце школы я отправился с мамой на соревнования — мама соревновалась, а я просто приехал поддержать и потусоваться, — я нырнул на 30 метров вдоль троса, как настоящий фридайвер. Тогда я понял: хочу нырять. Подальше и поглубже.

Фридайвинг в принципе не такой экстремальный спорт, как прыжки с парашютом или горные лыжи. Тут главное — расслабление. Да, есть эйфория от задержки дыхания, от ощущения невесомости и от всей этой красоты под водой, но как такового адреналина и мощной взрывной работы нет. Всё спокойно, всё в удовольствие. Фридайвинг — довольно ленивый вид спорта: чем меньше телодвижений совершаешь, тем больше кислорода экономишь.

При грамотном подходе фридайвинг ещё и очень полезен для здоровья. За счёт коротких задержек дыхания он развивает сердечно-сосудистую и дыхательную системы, улучшает кровоснабжение мозга и остальных органов. Более того, нет никакой нагрузки на суставы и позвоночник. Однако нельзя забывать: готовить свой организм к задержке дыхания нужно постепенно — лёгкими нагрузками. Если нырять сразу на максимальное время, прока никакого не будет.

Фридайвинг многогранен — у него много опций и возможностей. Есть, например, подводная охота — это такое прикладное применение фридайвинга. Правда, из-за азарта можно увлечься и упустить момент, когда нужно всплыть. Но именно во фридайвинге за двадцатилетнюю соревновательную историю было зафиксировано лишь несколько несчастных случаев. По сравнению с другими видами спорта статистика более позитивная, плюс система безопасности очень хорошо развита. Конечно же, спорт требует подготовки — самостоятельно нырять точно не стоит. Нужно учиться правильно дышать, правильно оценивать свои силы и грамотно вести себя на воде.

— Для меня фридайвинг — это не только соревнования и спорт. Нет, мне нравится нырять с камерой, заниматься подводной фотографией. Люблю и с морскими животными понырять — с морскими котиками, акулами, касатками (в августе мы наконец-то поедем к китам в королевство Тонга). Плюс у меня есть ученики, с которыми занимаюсь и которым передаю свой опыт. 

Когда ныряешь на рекорд, нет времени смотреть по сторонам. Чаще всего я даже не надеваю маску, чтобы не тратить воздух на её продувание. Но глаза всё равно открыты. Если море светлое, как, например, Красное море, то внизу не темно. А если море холодное, тёмное, то и на глубине так же мрачно (Чёрное море не просто так называется чёрным). Вода везде разная, точнее, она меняется каждые десять метров. Мы, фридайверы, различаем довольно много цветов воды, практически все пятьдесят оттенков синего. Интересно, что на глубине цвета исчезают. Сначала пропадает красный цвет, а потом и все остальные. На глубине 30—40 метров вода уже серая — солнечные лучи туда не доходят.

На океане нужно быть бдительным — внимательным к природе и погодным условиям. Волны, течение — эти природные явления нужно изучить, расспросить о них местных жителей, обратиться в локальные дайвцентры. В каждом море, в каждом месте есть свои особенности. Например, необходимо выяснить, какие морские животные там обитают, ведь некоторые их них ядовитые. Самостоятельно — без подготовки — в незнакомой акватории лучше не рисковать. Нельзя быть самонадеянным и не соблюдать правила безопасности. Тренировки должны проходить со страхующими, со снаряжением (тросы, буйки), а самостоятельное ныряние должно быть в удовольствие. И не глубже пяти метров. Даже когда я ныряю с камерой, пофотографировать рифы, я ныряю на минуту-полминуты, не больше. Глубокие нырки утомляют, потому оставляю их для рекордов и тренировок.

Как тренироваться, чтобы стать рекордсменом

Тренировочный процесс состоит из тренировки в воде и на суше. На суше я уделяю довольно много внимания растяжке — для фридайвера это очень важно, ведь именно благодаря ей давление воды на глубине воспринимается нашим организмом легко. Да, силовая подготовка тоже должна быть, но заниматься с большими весами не имеет смысла, излишняя мышечная масса будет забирать много кислорода.

Я делаю в основном упражнения со своим весом — подтягивания, отжимания, приседания. Такое ОФП — перед или после тренировки в бассейне или на море — помогает сформировать мышечную массу, адаптированную к работе без дыхания.

Очень много дайверов тренируются в бассейнах, чтобы отрабатывать базовые навыки. Все тренировки проходят в зонах низкой нагрузки, под контролем тренера в бассейнах 5-6 метров. У нас, как и у пловцов, выступающих на открытой воде, есть определённые ограничения — не все фридайверы могут жить у моря. Кстати, людям, которые постоянно живут у воды, как правило, не хватает техники и выносливости, ведь эти навыки тренируются только в бассейне. Так что нужен сбалансированный подход — такой, чтобы уделять достаточно времени подготовке и в бассейне, и в открытой воде. Если уезжать на море на две—четыре недели в год, можно натренировать приличную глубину (30—40 метров в первый же год).

Я сам определяю важные соревнования и в зависимости от них составляю план тренировок на год. Для адаптации к глубине месяца более чем достаточно (даже если я буду увеличивать рекорд на один-два метра). Одного погружения на максимальную глубину во время тренировки достаточно, чтобы заявить о рекорде. Хотя рекорд мира в двух ластах на 108 метров я заранее не нырял. Я просто был уверен в своих силах, понимал, что нырок на 105 метров прошёл хорошо. И не ошибся.

Кстати, ещё одно отличие фридайвинга от всех остальных видов спорта в том, что по мере взросления результат может улучшаться. У нас есть рекордсмены мира, которым от 20—25 лет до 40 и больше. Если брать мою маму, то в 53 года ей принадлежали актуальные рекорды мира. При желании и в сорок, и пятьдесят можно оставаться на вершине.

В межсезонье я, конечно, могу выйти на пробежку, однако лучше сделаю много нырков на маленькие дистанции в бассейне — это и развитие выносливости, и тренировка устойчивости к гипоксии, и адаптация к задержке дыхания. С ростом тренировок появляется возможность переживать более низкое содержание кислорода, чем обычно. Например, новичок может потерять сознание, даже если в его организме ещё 80% кислорода. Но обморок происходит без остановки сердца. С этим, кстати, связан миф о том, что находиться пять минут без кислорода очень вредно. Во фридайвинге в принципе не бывает ситуаций, когда у спортсмена нет кислорода. У опытного фридайвера, который хорошо расслабляется, после шести минут задержки дыхания ещё полно кислорода, кроме того, он может нырять даже с 50% кислорода в крови. Новичкам трудно задерживать дыхание из-за того, что накапливается много углекислого газа, от которого хочется избавиться. Однако выдыхать тоже не стоит, чтобы заодно не лишить себя запасов кислорода.

Есть такая старая техника — активная вентиляция перед нырком. Её идея состоит в том, что, если мы активно подышим, у нас якобы будет больше кислорода. Но это не так. У нас как было 97-98% кислорода в крови, так и останется, однако после большого количества активных выдохов мы избавимся от углекислого газа, и сигнал о том, что пора дышать, поступит позже. В результате человек рискует потерять сознание. А опытным спортсменам гипервентиляция и вовсе навредит. Так что мы плаваем без выдоха и не гипервентилируемся — чем спокойнее дыхание перед нырком, тем лучше.

Развитие происходит благодаря тому, что мы улучшаем свою технику, делаем её более эффективной, учимся прикладываем меньше усилий в воде и больше расслабляться. Никаких рывков — всё постепенно и в удовольствие. 

— Когда ныряешь, стараешься абстрагироваться. Мысли о том, что нужно ещё чуть-чуть продержаться, вызывают стресс и напряжение. Так что акцент нужно делать на расслаблении и на контроле текущего состояния. Если мы начинаем напрягаться и нервничать, всё — пора всплывать. 

«Новичок может потерять сознание, даже если в его организме ещё 80% кислорода» — интервью порталу The Challenger
Copyright © 20011-2018. Alexey Molchanov.
Design by ras_Kelt, development by lotto.bra@gmail.com(FreezZ).